Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

У иноагента Галкина не заберут замок в деревне Грязь

Сенаторы развенчали главный миф о конфискации имущества за фейки

Настоящий сеанс психотерапии для снятия тревожности в обществе пришлось устроить Совфеду. Сенаторы на пальцах разъяснили, как будет работать новый закон о конфискации имущества за фейки об армии и преступления против безопасности РФ. Те, кто опасается за судьбу своих капиталов, получили спасительную таблетку от Андрея Клишаса: никакой полной конфискации не будет, об этом в законе речи нет.

Фото: Лилия Шарловская

Ожидается, что 7 февраля закон о конфискации имущества за фейки о ВС РФ будет одобрен Совфедом. Сегодня поправки были рассмотрены конституционным комитетом верхней палаты и рекомендованы к принятию.

Хоть в законе все и написано, как говорится, «русским по-белому», сомнения в обществе все равно остались. Масла в огонь подливали, как умели, депутаты ГД. Пока поправки рассматривались в нижней палате, чего они только не успели предложить. И вернуться к советской системе, когда конфискация была полноценным наказанием, а значит забрать у преступника можно было все до последней ложки. И проверять на законность доходов родственников фигуранта дела.

Все это вызвало в обществе, как выразился сенатор Андрей Клишас, обоснованные вопросы о том, как новый закон будет работать. Так что теперь в роли разъяснительной бригады — чего хотела нижняя палата и что в итоге приняла — пришлось выступать верхней палате.

Отдельный акцент на том, что такое конфискация и как именно она будет применяться по делам о фейках, сделал сенатор Владимир Полетаев:

— Это не наказание. Это мера уголовно-правового характера – конфискация имущества, подчеркиваю, нажитого в результате противоправной деятельности или используемого для совершения и финансирования преступлений, — пояснил он.

Условием для принятия судом решения о необходимости применить в отношении обвиняемого конфискацию имущества будет являться корыстный мотив преступления, подчеркнул Полетаев.

— По сути действующая система не меняется, суть конфискации, как и в действующем законодательстве, остается не наказанием, а иной мерой уголовно-правового воздействия, призванной предотвратить дальнейшее совершение преступлений путем недопущения использования имущества, а также оказать профилактическое воздействие, — заявил сенатор.

Это значит, что условный Максим Галкин (иноагент) может не волноваться за судьбу своего замка в подмосковной деревне Грязь. Разумеется, при условии, что он не сдает его в аренду, а полученные деньги не тратит на нужды ВСУ или какой-нибудь запрещенной в России организации. А вот гонорары от выступлений, скажем, в Прибалтике, где пародист выкрикивает антироссийские лозунги, — да, гонорары можно будет конфисковать.  

Сенатор также напомнил, что аналогичная схема конфискации уже существует. Она применяется в делах террористической и экстремистской направленности. То есть сама формула не меняется: лишь увеличивается список статей Уголовного кодекса, к которым эту формулу можно применить.

Статья 104.1 УК РФ (конфискация имущества) в обновленной версии дополняется примечанием, согласно которому деятельностью, направленной против безопасности России, считает совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных рядом уголовных статей. Среди них наемничество, геноцид, дезертирство, неисполнение приказа, получение или дача взятки, бандитизм (всего более 30 статей).

А вот что в законе реально новое – так это повышенная мера ответственности за публичные призывы к совершению преступлений против безопасности страны. Об этом в пылу страстей по конфискации все как-то вообще забыли.

— Устанавливается повышенная уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности РФ в случае совершения таких деяний из корыстных побуждений или по мотивам политической, идеологической, национальной, религиозной ненависти и вражды, — зачитал нормы обновленного УК Владимир Полетаев.

Андрей Клишас рассказал, что сенаторы консультировались с думцами, прежде чем вносить проект поправок. Именно для того, чтобы избежать кривотолков.

— Именно имущество, которое было нажито в результате преступной деятельности либо то имущество, которое служит орудием совершения преступления — чтобы мы четко укладывались в тот институт конфискации, который сейчас содержится (в Уголовном кодексе. – Прим. «МК«), — еще раз разъяснил глава конституционного комитета Совфеда.

Сенатор постарался снять все опасения в обществе и поведал, что сам разговаривал с авторами поправок. В частности — с Ириной Яровой. Инициаторы закона поддерживают его именно в том виде, в котором он написан. Без каких-либо расширительных толкований и  — не дай Бог — шариковского «взять все да и поделить». 

Источник www.mk.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.