Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Путин озвучил Карлсону условия мира на Украине: расшифровка скрытых сигналов президента

ВВП прорубил окно в Америку и предложил ей договориться

Карлсон улетел, но обещал вернуться — а даже если не обещал, то «мавр сделал свое дело». Решение привыкшего ориентироваться на свои собственные взгляды и политические инстинкты, а не на «единственно правильную» позицию большинства американской элиты знаменитого телеведущего Такера Карлсона взять интервью у Владимира Путина вызвало настоящую истерику в традиционных СМИ США. Громкий хор голосов «пел»: да как он посмел, да кто он такой и почему Путин дает интервью кому-то, кто готов прислушиваться к его аргументам, а не кому-то, кто изначально считает эти аргументы полностью несостоятельными. За этими «песнопениями» скрывалось серьезное беспокойство: Такер Карлсон — серьезная, уважаемая и авторитетная фигура в политической вселенной американских правых, американских консерваторов. И сейчас эта серьезная фигура впервые за многие годы дала президенту РФ возможность напрямую обратиться к этому важному сегменту американской политики, единственному сегменту, который готов прислушиваться (или хотя бы попробовать услышать) позицию Москвы. 

Фото: kremlin.ru

А начался этот разговор, как мне кажется, не на совсем правильной ноте. «У нас с вами ток-шоу или у нас серьезный разговор?» — поинтересовался ВВП у Такера Карлсона в ответ на его вопрос: «Почему вы считаете, что Америка могла нанести неожиданный удар по России?» «Это прекрасная цитата. Спасибо. У нас серьезный разговор» — ответил на это американский ведущий. Лучше бы он этого не сделал. «Серьезный разговор» вылился в длинный исторический экскурс, в ходе которого президент РФ упоминал хана Батыя, Ярослава мудрого, Рюрика, Великое Литовское княжество и так далее. Причины, заставившие Путина это сделать, понятны. Он хотел всерьез объяснить свою позицию и не мог это сделать, не построив исторический и политический «фундамент».

Но надо знать американскую (и, наверное, не только американскую) аудиторию. Даже «серьезный разговор» для нее мыслим только в формате ток-шоу. Прекрасно знавший об этой особенности (иначе как у него получилось стать знаменитым американским телеведущим?) Такер Карлсон пытался с помощью вопросов в стиле «когда это было, в какие годы?» ( ответ Путина: «это было в XIII веке») вернуть разговор в более знакомую и понятную для американской публике колею. Но Путин есть Путин. Президент РФ твердо знал, что он хотел сказать и завершил «скучную, может быть, историческую справку» ( снова слова самого ВВП) только в момент, когда посчитал тему исчерпанной. 

А дальше в ходе интервью наступило время того ради чего оно, собственно, и затевалось — попытки достучаться до сознания хотя бы одного сегмента американской аудитории, попытки убедить ее в том, что реальный смысл действий России на Украине является совсем не таким, как об этом пишут, скажем, в The New York Times. Рассказ Путина о его разговоре президентом США Биллом Клинтоном в 2000 году. Путин интересуется у американского лидера: «Слушай, Билл, а как ты думаешь, если бы Россия поставила вопрос о вступлении в НАТО, как ты думаешь, это возможно? Вдруг он сказал: ты знаешь, это интересно, я думаю, что да. А вечером, когда мы с ним встретились уже на ужине, он говорит: ты знаешь, я разговаривал со своими, со своей командой – нет, сейчас это невозможно». 

Инсайд президента России  о том, как высшее руководство США отреагировало, когда Москва предоставило ему доказательства американской поддержки бандитского и террористического подполья на Северном Кавказе: « Я однажды со своим коллегой, тоже президентом США, поднял этот вопрос. Он говорит: не может быть, у тебя есть доказательства? Я говорю: да. Я был готов к этой беседе и дал ему эти доказательства. Он посмотрел и знаете, что сказал? Я прошу прощения, но так было, я процитирую, он сказал: ну я им надеру жопу. Мы ждали-ждали ответа – ответа не было». 

Думаю, что это первый раз — ситуация, когда на официальном сайте Кремля ( более официального сайта в России нет и быть не может) появилось это искомое слово «на букву ж». Но рассказанная ВВП история стоит того. Не могу удержаться от искушения привести здесь ее продолжение: « Я говорю директору ФСБ: ты в ЦРУ-то напиши, результат-то какой-то есть разговора с президентом? Написал раз, два, а потом получили ответ. У нас лежит ответ в архиве. Из ЦРУ пришел ответ: мы работали с оппозицией в России; считаем, что это правильно и будем дальше продолжать работать с оппозицией». Напомню о более широком историческом и политическом контексте: представители примерно этой самой или аналогичной «оппозиции» устроили в Америке террористические акты 11 сентября 2001 года.

А вот не менее красочный рассказ Путина о том, как американские представители «согласились» на предложения Москвы в области противоракетной обороны: «В этот кабинет, где мы сейчас с Вами беседуем, приехал Министр обороны Гейтс, бывший директор ЦРУ, и Госсекретарь Райс. Вот сюда, за этот стол, напротив, Вы видите этот стол, они сели с этой стороны. Я, Министр иностранных дел, Министр обороны России – с той стороны. Они мне сказали: да, мы подумали, мы согласны. Я говорю: слава богу, отлично. – «Но за некоторым исключением».

Важная реплика Такера Карлсона, которая точно дойдет до сознания его аудитории: «То есть Вы дважды описывали, как американские президенты принимали какие-то решения, а потом их команды эти решения пускали под откос?» Путин: «Именно так». Вот это уже такое интервью, каким оно задумывалось — интервью, которое протекает по беспроигрышному принципу «все жанры кроме скучного» и сочетает в себе и элементы вкусного и зрелищного ток-шоу и предельно серьезного разговора. Вот Путин изящно (но, надо отметить, беззлобно) поддевает Карлсона. Вопрос американского телеведущего: «При поддержке кого?» Ответ ВВП: « При поддержке ЦРУ, конечно. Организация, в которой, как я понимаю, Вы когда-то хотели работать. Может быть, слава богу, что Вас не взяли». А вот Такер Карлсон поддевает Путина. Вопрос: «Когда вы в последний раз разговаривали с Джо Байденом?» Ответ: «Уже не помню, когда я с ним разговаривал. Не помню, можно посмотреть. Реплика Карлсона: «Вы не помните?»

А вот беседа принимает драматический оборот. Вопрос: «Вы можете представить сценарий, когда вы направите российские войска в Польшу?» Ответ: «Только в одном случае: если со стороны Польши будет нападение на Россию». Карлсон, как и подобает нормальному журналисту в его ситуации, не отстает: « Аргумент – я думаю, Вы хорошо знаете – заключается вот в чём: да, вот он вторгся в Украину, у него есть территориальные притязания на всём континенте». Путин держит удар: «Не надо быть никаким аналитиком: это противоречит здравому смыслу – втягиваться в какую-то глобальную войну. А глобальная война поставит на грань уничтожения всё человечество».

А вот главный политический сигнал, который Путин хотел послать, согласившись на интервью ( раз уж напрямую с Джо Байденом он теперь не разговаривает): «У вас нечем заниматься? У вас проблем на границе полно, проблемы с миграцией, проблемы с государственным долгом – 33 с лишним триллиона долларов. Нечем заниматься – нужно воевать на Украине? А не лучше ли договориться с Россией? Договориться, понимая, что Россия будет бороться за свои интересы до конца». Сильно сомневаюсь, что этот сигнал будет воспринят руководством США после первой же путинской — или, вернее, не сомневаюсь, что этот сигнал не будет воспринят.

Но, оценивая политическое значение интервью Такера Карлсона с ВВП, та же самая The New York Times сумела, на мой взгляд, частично найти очень верные слова и формулировки: «Идея состояла в том, чтобы изолировать его, сделать изгоем, посадить в карцер в качестве наказания за вопиющие нарушения международного права…Но Владимир В. Путин в наши дни не выглядит таким уж изолированным. Мистер Путин…переживает что-то вроде переломного момента в Соединенных Штатах.С помощью популистской бывшей звезды Fox News… мистер Путин получил платформу для оправдания своих действий». 

А вот какие наметившиеся глубинные сдвиги в американской политике, по оценке The New York Times, сделали возможными появление ( или, давайте будем честными, в самом лучшем случае — начало строительства) такой платформы: «Республиканская партия, которая когда-то определяла себя посредством силового сопротивления России, все больше склоняется к неоизоляционизму, а в некоторых кругах и к симпатиям к Москве…Мистер Путин, похоже, одерживает победу в американской столице способом, который когда-то был немыслим, с помощью партии, которая все еще считает своим кумиром  это все еще  Рональда Рейгана». 

Эй вы там, в The New York Times — не переживайте слишком сильно и не преувеличивайте успехи российской дипломатии. Москва  пока точно «не одерживает верх в американской столице». Но почин вышел очень даже очень неплохим. Красный ковер в Кремле был расстелен для Такера Карлсона совершенно не зря. 

Источник www.mk.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.