Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Полковник Демуренко оценил план Залужного заменить солдат ВСУ дронами: «Дело в скорости»

Украина смогла создать только беспилотник «Баба Яга»

Приоритетным направлением для ВСУ становятся беспилотники и другие высокотехнологичные средства разведки и поражения. При этом дроны, которыми украинская армия и так весьма насыщена, благодаря западным партнерам, в ближайшее время могут заменить простых пехотинцев. Об этом говорится в статье главкома ВСУ Залужного, опубликованной CNN.

Фото: ru.wikipedia.org

Какой характер примут боевые действия в зоне СВО в ближайшее время? Успеет ли наша армия вовремя переключится, чтобы дать достойный ответ противнику? На эти вопросы «МК ответил военный эксперт, ветеран боевых действий полковник в запасе Андрей Демуренко.

— Да, я ознакомился с заявлениями Залужного и вынужден признать, что это очень толковая и грамотно выстроенная статья с правильным анализом ситуации. Ничего удивительного, ведь Залужный учился в Одесском высшем артиллерийском командном училище еще по советским учебникам и наставлениям. Это почти советский генерал, поэтому приоритеты очень здорово расставлены.

— В том числе. Как показывает история, многие технологии сначала рождались в гражданской области, но тут же подхватывались военными. По-хорошему, военные должны тут же или параллельно ставить нашим инженерам, конструкторам, изобретателям задачи по оказанию помощи своей стране.

И вот в этом отношении мы, к сожалению, пока не впереди. Помню, как ещё во времена моей офицерской молодости я занимался беспилотными средствами. Это была радиотехническая разведка, а также фотографирование местности с помощью беспилотников. И помню, как это все увяло.

И уже в нынешнем конфликте я с ужасом смотрел на десятки поднятых со стороны противника «глаз». Их беспилотники даже не атаковали, а просто смотрели на нас. Их не отправляли на нашу территорию, потому что понимали, что они могут быть сбиты. Но они просто видели на пять-шесть километров вперед… А у нас в части было всего два китайских «Мавика», которыми мы с трудом могли воспользоваться, поскольку они были трудносовместимы по радиоволнам и системам управления с имеющимися у нас «Орланами».

Военные переднего эшелона не должны углубляться в технологии и принципы. Военным просто должны поставить эти самые беспилотники, причём всех типов.

— Первый вид — это разведывательные беспилотники, работающие в оптическом, телевизионном, инфракрасном, тепловизионном режимах. Второй — это все виды ретрансляторов, которые помогают работать дронам на большем удалении, чтобы они могли передать сигнал на командный пункт или пункт управления. Третий — это все виды FPV-дронов, беспилотники, сбрасывающие боеприпасы и дроны-камикадзе. И, наконец, это микродроны, в которых мы все больше нуждаемся. Это дроны, работающие на переднем крае — если не по каждому пехотинцу, то по крайней мере, по каждому блиндажу, землянке, орудию, танку… И для этого нужно налаживать организационную систему, то есть нужны не только сами дроны, но и система управления ими — мониторы, совместимая радиосвязь и т.д.

— Я видел написанные проекты, в которых предлагается уже сейчас создавать подразделения, штатное оружие которых на 80% — это дроны. Это пока отделения, не роты и взвода. При этом штурмовики уже потом будут овладевать позициями, по которым был нанесён удар с помощью дронов. Но, скорее всего, к таким подразделениям переходить пока рано, поскольку наши дроны не так развиты, как натовские, которые уже переданы украинцам.

— Понятно, что украинцы, кроме переделанного из сельскохозяйственного мультикоптера ударного дрона «Баба Яга», ничего своего не создали. Все толковое, что у них есть, было передано Западом. Сейчас у них огромное насыщение — и это не только всевозможные дроны, но и радиолокационные средства, противорадиолокационные ракеты всякого рода…

— Была довольно интересная мысль по поводу обучения. Не могу не согласиться. Потому что если мы не будем учиться на собственном опыте, даже горьком, прямо сейчас, то мы будем проигрывать. У американцев есть такой термин — «lessons lern», который переводится как «извлекаемые уроки». Скажем, начинается конфликт, и тут же, с первого дня, начинается его изучение. Они не успевают закончить конфликт, как у них уже выходят наставления и уставы, в которых написано, где были совершены ошибки и что было не учтено.

Почему бы и нам это не делать? Я, к сожалению, убыл из зоны СВО по ранению, но меня никто ни разу не спросил: «Товарищ полковник, а скажите, что мы правильно делаем, что неправильно?» Это не обида во мне говорит — я не в том возрасте и положении, чтобы обижаться. Просто жалко, что мы много теряем, потому что не учитываем свой опыт.

— Да. Но, все дело в скорости. Залужный говорит, что для того, чтобы перейти на высокотехнологичное оборудование, ВСУ надо пять месяцев. Я сначала засомневался. Но с другой стороны, если им будут давать не миллиарды, а сразу высокотехнологичное оборудование — РЛС, дроны, станции управления, то, конечно, они насытят ими свою армию. Почему бы и нам не сосредоточить все свои силы, умения, знания, финансы, организационные способности на том, чтобы быстро перевооружиться?

Хочется верить, что кто-то наверху ставит задачи, спрашивает, анализирует, обеспечивает и насыщает войска. Ещё раз обращаю внимание, я — оптимист, мы, без сомнения, будем наступать. Но нам сейчас надо применять весь наш опыт, наши светлые умы, чтобы помогать нашей армии, и мы добьёмся успехов. У нас есть наша сильная сторона — это наши люди, наши солдаты. Не менеджеры, а простые шахтёры, водители, токари, фрезеровщики, такелажники — это кремень. Какими бы ни были условия, они никогда не отступают.

Источник www.mk.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.