Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

«Дома был учителем»: наследники Че Гевары рассказали, как попали на СВО

Мечтают получить российский паспорт

Два года назад на защиту жителей Донбасса встала вся Россия. Сегодня в зоне СВО можно встретить уроженцев всех регионов России – от Калининграда до Камчатки, от Мурманска до Крыма. Но есть здесь и те, чья родина за тысячи километров. По зову сердца они расстались с прежней жизнью и, не смотря на расстояния и прочие барьеры, оказались в одном строю с российскими бойцами.

Корреспондент «МК», сопровождая волонтерскую группу, встретилась с прибывшими на Донбасс кубинцами и узнала, как наследники Че Гевары переносят русские холода, что заставило их встать на путь борьбы с неонацизмом, а также о том, какие перспективы открылись для них в России.

С самого начала СВО многие журналисты активно включились в гуманитарную деятельность. Ничего удивительного в этом нет. Нормальная человеческая реакция: когда слышишь о проблемах людей на передовой, видишь своими глазами, чего бойцам недостает и о чем они порой даже стесняются говорить вслух, желание сделать их жизнь хоть капельку легче возникает само собой. Я не стала исключением. И потому зачастую мои поездки «за ленточку» происходят совместно с волонтерами Ивановского отделения Общероссийского народного фронта. Так было и в этот раз.

Как ни старалась груженая до потолка «газелька» идти «в потоке», крейсерская скорость ее не превышала ста километров в час. А потому намеченный график полетел в тартарары и границу мы пересекали немного позже планируемого времени. Но в этих условиях, как говорится, доехали — и слава Богу.

В первую очередь, объехали несколько точек, на которых нас ждали военные, и отдали им основную массу посылок. «Газель» словно с облегчением выдохнула и побежала уже гораздо резвее. Вместе с машиной выдохнули и мы. Сделал дело — гуляй смело. В кузове осталось пара коробок, и около пяти рулонов пленки для утепления блиндажей, но это можно было передать уже и завтра.

— Может, поедим уже, в конце концов? — практически взмолился наш водитель, в желудке которого кроме аппаратного кофе на заправке и сомнительного пирожка с картошкой и грибами ничего иного не было с самого утра.

К слову мы, все были примерно в таком же состоянии, а потому озвученное предложение было принято без раздумий и единогласно. Но дальше началось самое интересное. Это избалованному сервисом жителю мегаполиса кажется, что найти где перекусить – вообще, не проблема, но реальность в зоне СВО такова, что более-менее комфортные условия находятся лишь в городах, а вот в мелких «населенниках» днем с огнем не сыскать чего-нибудь подходящего.

Смирившись с тем, что судьба сегодня не благоволит и нам не отыскать ни кафе, ни даже какую-нибудь забегаловку, мы обрадовались, увидев на горизонте палатку с надписью «Продукты». Возле магазинчика толпились военные, пару бабушек и черный небольшой пес с длинными ушами — дитя любви спаниеля с двортерьером. Затарившись очередной порцией пирожков и шоколадными батончиками, мы довольные вышли из ларька. В этот самый момент внимание привлекла небольшая компания людей в военной форме, очень непохожих на других бойцов. Все мужчины были темнокожие — явно гости из дальнего зарубежья.

«Интересно, кто они?» — мелькнула мысль. Я решила познакомиться и подошла. Парни заулыбались, приветливо закивали головами, но, как выяснилось через пару секунд, по-русски ни один из них не говорил.

— Do you speak English? — поинтересовалась я.

Мой английский, если честно, оставляет желать лучшего, но это была последняя надежда на диалог. Но и тут меня постигла неудача: по-английски говорил только один. Причем я скоро поняла, что мой английский и его — это совершенно два разных английских. Друг друга мы не понимали. Спасение пришло, откуда и не ждали.

Один из моих товарищей — волонтеров вспомнил, что у него в телефоне установлено приложение-переводчик. Спустя пару минут, я уже знала, что моего собеседника зовут Рейналдо, ему тридцать три года, и он, как и все его товарищи, приехал из Кубы. К слову Рейналдо, по крайней мере, внешне, был самым молодым в их коллективе.

— Кем вы работали дома? — надиктовываю я в микрофон и тут же показываю молодому человеку переведенную на экране гаджета фразу.

— Я был учителем…

Поднимаю вверх большой палец. Класс! Рейналдо улыбается, его товарищи тоже.

Молодой человек на родине, как и положено, служил в армии. Признается, что в Россию приехал целенаправленно, чтобы принять участие в спецоперации и бороться с нацизмом. Еще одним важным аргументом при принятии решения стала перспектива получения российского гражданства.

— В России много перспектив для работы, — объясняет кубинец.

— А родные как восприняли ваше решение?

— Хорошо, сказали — езжай.

— Go away? — смеюсь в ответ.

— Yes, Yes, — подхватывает он и машет рукой, типа «пока», — Go away.

— Хотите остаться служить в российской армии?

— Yes. Why not? (Да. Почему бы и нет?) — без раздумий отвечает собеседник.

Рейналдо, по его словам, мечтает служить в десантных войсках. «Мне очень нравиться небо, еще хочу с парашютом прыгнуть», — признается он.

Однако сейчас тренировки с десантированием не имеют ничего общего. Мужчины учатся стрелять из автомата, штурмовать здания, работать в парах и в тройках.

— Сложно?

— No, — мотает он головой, расплываясь с улыбки. Жующие пирожки с горячим чаем из пластиковых стаканчиков сослуживцы тут же подхватывают его реакцию и тоже начинают улыбаться.

«Интересно, они понимают, о чем мы разговариваем?» — на мгновение задумываюсь я и вновь обращаюсь к собеседнику.

— А как же холод и снег?

— Это да, холодно. У нас такого нет, — соглашается Рейналдо, и будто в подтверждение потирает себе плечи, показывая, что холодно.

Но служба она такая: принял решение — терпи. И гости с солнечной Кубы терпят. Живут в землянке, моются в солдатской бане, днями тренируются на полигоне. К местной еде тоже привыкли. В общем, почти обрусели.

— А как на Кубе относятся к происходящему здесь?

— Большинство за Россию. Куба и Россия — друзья, — кивает Рейналдо, но тут же добавляет, что есть и те, кто поехал воевать на стороне ВСУ.

— Crazy (сумасшедшие), — крутит пальцем у виска мужчина.

— Есть страх перед первым боем?

— Нет. Я везунчик, уверен все будет хорошо.

Рейналдо смотрит на часы и что-то кричит своим товарищам. Мужчины оживляются, и я понимаю, что им пора уходить.

— Нам пора, — поворачивается ко мне Рейналдо, подтверждая мою догадку.

— Ok. Good luck (Удачи), — машу рукой российским солдатам с Кубы.

— Берегите себя, — уже по-русски произношу вслед.

Рейналдо снова улыбается. Мне кажется, сейчас мы поняли друг друга без переводчика.

Источник www.mk.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.