Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Была Индией – стала Бхаратией

Какую роль играют переименования в геополитике

«Что в имени тебе моем? — вопрошал Александр Сергеевич. — Оно на памятном листке оставит мертвый след, подобный узору надписи надгробной на непонятном языке».

Но что тогда нам в смене Имен?

Фото: Global Look Press

Главное переименование прошлого года, безусловно, Индия – Бхаратия. Старый Word подчеркнул новшество красной волной, но планетарное значение факта не перечеркнуть: теперь к полутора миллиардам, почти одной пятой всех землян, надо обращаться по-другому. Как, например, на русском. Это еще придумают филологи, профи по словообразованию, но уже не индийцы. Братцы-бхаратцы?..

Значимость Имен две балканские страны недавно подтвердили «от обратного»: не отбросили, наоборот, не могли поделить «Македонию». Борьба за старинное Имя на пять лет даже застопорила расширение НАТО. Напомнила борьбу за международный бренд. Так, СССР боролся (с решающим участием покойного историка Вильяма Похлебкина) за бренд «водка» с Польшей, а Франция за «шампанское» — со всем миром. Победив в Македонской войне, Греция пустила в НАТО претендента-соседа лишь с приставкой «Северная», что еще более напомнило споры за торговые марки, когда проигравший вынужден цеплять к бренду «плюс» или иной знак…

В 1979 году Иран отверг старое имя более строго: «Название «Персия» — наследие колониальных времен, оскорбляет нашу нацию». Тогда, сразу после исламской революции, спорить с Ираном не решались. Никакой умник даже не вылез со справкой: мол, колонией Иран-то никогда и не был. Ну разве что в совсем античные времена, после побед той же Македонии (не «Северной») и кратковременных вхождений в средневековые империи. Но, видно, знаменитое англо-американское свержение в 1953 году правительства Моссадыка (иранский премьер, «позарившийся» на иранскую нефть!) стало таким унижением, что правление международного плейбоя, марионеточного шаха они посчитали за колониальный период.

За неоднократными попытками свержения сначала Чавеса, затем Мадуро любителю ономастики (наука, изучающая имена) любопытно было наблюдать по двум причинам. США поискали, нашли, представили миру наиболее достойного, по их мнению, правителя Венесуэлы: некого Гуайдо. Подкрепили свой выбор санкциями, присоединив к ним всея НАТО. То есть и Италию! Помнившие недавнюю Македонскую войну напряженно ожидали: сбросят ли США «ономастическую бомбу». Ведь обладатель самых больших в мире запасов нефти Венесуэла переводится как «маленькая Венеция», то есть провинция союзника США. Прибавьте сие к фундаментальному юридическому англосаксонскому принципу: «прецедентное право». Прецедент был налицо: тоже нефтяная страна, Моссадык свергся — значит, и Мадуро должен.

О причинах несбрасывания ономастической бомбы остается лишь гадать. Возможно, из-за опасения путаницы в головах своей аудитории. Ведь примерно во время «вашингтонских выборов» Гуайдо там же избрали и «правителя» Белоруссии: некую Тихановскую. Полная внезапность даже для западного обывателя выбранных имен могла привести к сбоям. Например, демонстрациям: «За демократического лидера Белоруссии — Гуайдо!» или «Тихановская — законный президент Венесуэлы!». А может, в ономастику не стали углубляться из-за неприятного созвучия Гуайдо и популярного испанского слова «гуано»? А последнее — вот незадача! — даже в переводе на русский не теряет дурно пахнущего и прилипчивого созвучия. То есть забыл Вашингтон привлечь испаноязычных консультантов, выбирая свое… Гуайдо, и в ответ на «маленькую Венецию» они могли получить контрдемонстрации оскорбленных венесуэльцев с плакатами, использующими созвучие Имен…

Благодаря смене имени состоялось мое первое/единственное личное знакомство с ГУВД Москвы. В 2011 году мне позвонили «оттуда», очень вежливо сообщили, что телефон мой взяли в редакции «МК», опубликовавшей мои очерки о «конце света» и о дурацких страхах пред «концом календаря майя», каковой ожидался в декабре 2012-го. Тут я постарался загодя. Более того, загодя издали и книгу, где я привел мнения собеседников, ведущих ученых по поводу этих страхов (планета Нибиру, астероид Апофис, разворот Гольфстрима и т.д.), дал перечень (надеюсь, не без юмора) всех прошлых «Концов света» и их промоутеров. Но ведь загодя постарались, увы, и некоторые соотечественники, покончившие с собой из-за «неизбежного»…

А связь звонка со сменой имен была такая. В связи с переименованием милиции в полицию в Москве собирали глав УВД страны, читали разные лекции в связи с реформой. И в качестве легкого дополнения предложили прослушать некую «политинформацию» о несерьезности армагеддонных страхов на основе попавшегося им в «МК» исторического очерка.

Помню, ответил: «Буду рад. Это на Петровку, 38?» – «Нет, Никитский бульвар, 3». Без малейшей иронии воздаю должное мудрости руководства: переименование органов подняло в обществе нервную волну шуток по новому Имени: «Теперь они – полицаи?» А тут еще идиотский «конец календаря майя». А у сотрудников тоже нервы (хотя у большинства стальные, но…) и табельное оружие.

В общем, с лекции я возвращался довольный. Как же: переделал знаменитую строку Маяковского «Моя милиция меня бережет». Теперь я хоть на атом, но сберег «мою милицию/полицию», как ее ни зови! И вдруг по дороге с Никитского залетела шальная мысль: «Но тогда ж надо переименовать ОМОН?» Ведь в знаменитой аббревиатуре второй буквой сидит Милиция? Согласятся ли бойцы зваться ОПОН? Пожалел, что не спросил начальников в ГУВД. Хотя тогдашние их хлопоты, обстановка… напомнили старое китайское проклятие: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!»

Сберег время реформируемых мили-поли-ционеров и рассуждения продолжил дома с женой. «ОПОН, или Опоньское царство, — ответила она, — это ж старорусское имя счастливой страны, где праведная жизнь. Наши пилигримы, первопроходцы шли «встречь солнца» — все искали Опонь. Называли ее еще Беловодьем, думали: на Алтае она. Дотопали и… пошли дальше, в Опон, до самого Тихого океана».

Ведь Опон, Опонь – это дошедшее до россиян через сотую передачу искаженное: «Япония». Страна, от которой в бесчисленных пересказах странников осталось только Имя. Вот так. Шли за Именем Праведности-Счастья… и по дороге присоединили Сибирь-кормилицу. А еще говорят (разочарованные и лузеры): «Нет в жизни счастья!»

«На карте, может, и нет, но идти все равно надо. Может, оно скрывается под другими Именами?» Такая тихая философия и создала Россию в ее нынешних контурах. Какое-то тайное, метафизическое Имя – парит над всеми суетными переИменованиями.

Сколько раз переименовывали Луганск-Ворошиловград? Два? Три? Не угадали. Но сегодня важно, что этот город давным-давно приютил неких беглых, еще не имевших своего Имени, а официальное называние, в документах панов, от которых они бежали, им почему-то не нравилось, город этот освободился от власти гостей.

Эта философия, усвоенная нами в пере- и переИменованиях, потерях и возвращениях, позволяет нам по особому взглянуть и Бхаратию-Индию. Нас тоже, бывало, обкрадывали, мы понимаем ваше, бхаратцы, требование вернуть из британской короны самый знаменитый алмаз мира: Кох-и-Нур. Отнеситесь и вы снисходительно. Потерпите еще лет сорок «параллельного хождения» Имен. Ну что это на фоне ваших тысячелетий, вы же не вчера сделанные «галактические учителя демократии». Тем более что остаются еще отзвуки вашего старого-нового-старого имени – в Индонезии, Индокитае. Да и БРИКС так красиво звучит только благодаря вашей опорной гласной.

Источник www.mk.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.