Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

«Жестокий урок»: как бизнесмен Михаил Фридман оказался в жизненном тупике

Этого бизнесмен не заметил, а когда осознал наконец, потери оказались невосполнимы, а угрозы – неотвратимы. Торжество рыночных идеалов обернулось крахом идеалов жизненных.

Снилась ли ему когда-либо «зеленая трава у дома»? Ощущал ли он себя где-либо в родной среде (за исключением львовского безмятежного детства-отрочества), подлинно защищенным и понимаемым? Часть знакомых отзывается о Фридмане как о неисправимом романтике, мягкой, тонко чувствующей личности. У других сложился образ сверхжесткой, беспощадной, рассудочно-холодной «акулы капитализма». Каков Михаил Маратович настоящий – вот вопрос, ответа стопроцентной точности на который, как представляется, нет даже у него самого.

Он много странствовал и много экспериментировал, неукоснительно следуя принципу «ничего личного – только бизнес». Но однажды, в конце зимы 2022 года, настал час Х. Что-то навсегда сломалось с отлаженном механизме, в той внешне безупречной модели существования, которую выстроили Михаил Фридман, Петр Авен, Роман Абрамович, Андрей Мельниченко и прочие российские фигуранты списка Forbes. Тема их санкционных злоключений превратилась в итоге в отдельный жанр и благодатный материал для исследования психологами, историками, социологами, политологами, страноведами. История Фридмана выглядит едва ли не самой эталонно-показательной на общем фоне.

Первая группа российских «олигархов» (термин из официального вердикта ЕС) подверглась гонениям 28 февраля 2022-го. В тот день Брюссель внес в санкционный перечень 26 граждан РФ, включая совладельцев «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и Петра Авена, проживавших на постоянной основе в Лондоне. Ограничительные меры запрещают европейским компаниям и банкам любую экономическую активность с подсанкционным лицом, а также с принадлежащими ему бизнесами. Никакие средства и ресурсы не должны ему предоставляться, прямо или косвенно.  

Между тем эти люди владеют не только многомиллиардными активами в России, но и долями в европейских компаниях. Так, Фридман остается одним из бенефициаров инвестиционного холдинга LetterOne, зарегистрированного в Люксембурге. Соответственно, события стали шоком и для всего коллектива LetterOne. Для тех сотрудников, которые не имели никакого отношения к РФ и «ближайшему кругу Владимира Путина» (определение еврочиновников), но невольно оказались причастными к оглушительному корпоративному конфузу. Свою оценку происходящему на Украине Фридман дал еще 25 февраля 2022-го, разослав коллегам по LetterOne частное письмо. Послание попало на страницы Financial Times, став достоянием широкой гласности вопреки воле автора.  

«Я родился в Западной Украине и жил там до 17 лет, – писал предприниматель. – Мои родители – граждане Украины и живут во Львове, моем любимом городе. Но также я провел большую часть моей жизни как гражданин России, создавая и развивая бизнес… Я не делаю политических заявлений. Я бизнесмен, несущий ответственность перед тысячами сотрудников в России и Украине. Но я убежден, что конфликт никогда не может быть решением».

Кроме того, благотворительная организация Фридмана Genesis Philanthropy Group объявила, что пожертвует 10 млн еврейским организациям на поддержку украинских беженцев. Однако репутация предпринимателя в деловых и политических кругах Запада лучше не стала. После ввода санкций Фридман и трое его партнеров вышли из Совета директоров LetterOne. Согласно годовому отчету за 2022 год, чистые активы компании сократились почти на треть, до $18,9 млрд.

Из особняка в наручниках

Так уж вышло, что Михаил Фридман был отторгнут почти всеми странами, с которыми имел какие-либо отношения – деловые и прочие. «Человек мира», встроивший свои капиталы в глобальную экономику, он в итоге попал под санкции коллективного Запада – ЕС, Великобритании, Канады, Швейцарии, Австралии и Новой Зеландии. Долгое время пытавшийся стать своим среди чужих, бизнесмен обрел клеймо универсального изгоя и «плохого парня». Почему? Внятного объяснения нет. Собственное ментальное состояние внутренней эмиграции, инаковости, нестыковки с социумом и политическими элитами страны-пребывания, дружбы с которыми не могло быть по определению, – не в этом ли дело? Но, похоже, все куда сложнее.

Напрашивается, конечно, фактор токсичного, дисквалифицирующего в глазах западного мира российского гражданства. Однако чужеродным элементом, изгоем Фридман оказался в итоге везде – в западных столицах, в самой России, на Украине, своей исторической родине. Тучи, породившие «гром среди ясного неба», сгущались над его головой не один год, просто СВО и ее последствия стали очевидным триггером.

С теми же британскими властями неприятности возникали и раньше. Еще в 2015-м, когда Фридман получил статус резидента Соединенного Королевства (лица, прожившего более 183 дней в течение одного налогового года), у британского правительства возникли сомнения в законности владения им энергетической компанией Dea, которую он приобрел вместе с бизнес-партнером Германом Ханом. А в феврале 2022-го Лондон создал правовую базу для санкций, позволяющих замораживать активы российского бизнеса и изымать собственность тех предпринимателей, кто натурализовался на Туманном Альбионе. На тот момент Фридман стабильно входил в топ-20 местных богачей (11-е место в рейтинге The Sunday Times). Несколькими годами ранее председатель наблюдательного совета «Альфа-Групп» приобрел за £65 млн (около $80 млн) особняк Атлон-хаус в лондонском районе Хайгейт.

В марте 2022-го он заявил Bloomberg, что «несправедливые» и «необоснованные» санкции ЕС фактически заморозили доступ к его личному состоянию в $11,8 млрд и что он никак не может повлиять на Кремль (чтобы тот прекратил СВО). Пожаловался Фридман и на катастрофическую нехватку средств, не позволяющую расплачиваться с прислугой: «Может быть, мне стоит убирать дом самому. Это нормально. В студенчестве я жил в маленькой комнате общежития еще с четырьмя мужчинами. Но спустя 35 лет это неожиданно». Кстати, на днях Фридман выиграл суд у не получавшей выплаты из-за санкций домработницы…

Кульминацией его мытарств стало задержание в декабре 2022-го cотрудниками британского Национального агентства по борьбе с преступностью (NCA). В операции в особняке Атлон-хаус участвовало более 50 сотрудников полиции, по окончании обыска были изъяты цифровые устройства и внушительная сумма наличных. Улицу перекрыли десятки машин, на Фридмана надели наручники. Вскоре отпущенный под залог, он был заподозрен в отмывании денег, заговоре с целью обмана министерства внутренних дел и нарушении санкционного режима. В частности – установленного Лондоном лимита на расходы в £2,5 тысячи в месяц.

Школа жизни

9 октября 2023 года выяснилось, что Михаил Фридман покинул Великобританию, чтобы обрести ПМЖ в Израиле, где пробыл буквально считаные дни. В Россию он возвращаться не планировал, однако начавшуюся войну между Израилем и движением «ХАМАС» решил переждать в Москве. Здесь ему явно не были рады. Более того, член Совета Федерации от Запорожской области Дмитрий Рогозин попросил Следственный комитет РФ проверить информацию о вероятном финансировании ВСУ Фридманом. А руководитель движения «Армия защитников Отечества» Иван Отраковский обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить бизнесмена по двум статьям УК – «Госизмена» и «Дискредитация Вооруженных сил РФ».

«Мы должны понимать, какой жизненный цикл у данного предпринимателя в целом, – прокомментировал ситуацию член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Султан Хамзаев. – Свой основной капитал сделал в России благодаря ее экономике. Он должен понимать, что для него единственная страна, где он может чувствовать себя безопасно и вольготно, – это, конечно, Россия. Он решил проверить эту «школу жизни» на деле и поехал в Лондон, где к нему было отношение, как (у англичан есть такое понятие) к «богатой черни».

«Никто вне зависимости от фамилии не должен уходить от ответственности… Является ли человек, который во время боевого контакта финансирует сторону противника, предателем, – конечно, да. Является ли Фридман таковым, пусть определит суд или Генпрокуратура. Перед законом все равны», – заметил депутат.

В свою очередь еще в августе-сентябре 2023 года Служба безопасности Украины завела в отношении российского бизнесмена два уголовных дела – по подозрению в выводе капитала и финансировании оборонной промышленности РФ. По заявлению СБУ, с февраля 2022 года он якобы вложил около 2 млрд рублей в российские военные заводы и занимался распространением продовольствия, одежды и другой продукции для военнослужащих. СБУ арестовала принадлежащие ему и другим сооснователем Альфа-банка активы на $463 млрд. С 10 октября Михаил Фридман числится на Украине в розыске, а в декабре МВД страны объявило его «скрывающимся от досудебного расследования».

Между тем, по данным The Wall Street Journal и Financial Times, в июне прошлого года предприниматель предложил украинским властям (через временного поверенного в делах США на Украине Кристину Квин) перевести в страну $1 млрд личных средств – на восстановление, развитие и так далее. Но главное – в обмен на помощь в снятии санкций. Предложение было передано Национальному банку Украины…

«Я им ничего плохого не сделал»

Сегодня путь ему заказан и в Великобританию. В конце октября Высокий суд Лондона заявил о невозможности возвращения Фридмана в страну, поскольку на него, как это обосновал судья, фактически «наложен запрет на выезд за границу». Решение было вынесено в рамках иска российского миллиардера против британского управления по применению финансовых санкций. Кроме того, суд отклонил просьбу Фридмана о ежемесячном взносе в размере £30 тысяч на содержание особняка Атлон-хаус, а также оплату телефонных линий, телефонного оборудования и расходов на прислугу и обслуживающий персонал. Суд постановил, что эти меры не входят в «основные потребности», а служат «поддержанию прежнего образа жизни», который истец вел до санкций.

«У меня огромный дом и сад, и британские власти не разрешили мне нанять ни уборщицу, ни садовника, – рассказал Фридман в телефонном интервью Bloomberg. – Я должен был быть дома каждый вечер и отмечаться в полицейском участке два раза в неделю. Я также не мог пользоваться своей машиной и был вынужден пользоваться общественным транспортом, а мой дом находится далеко от метро. Меня ограничили даже в оплате медицинских услуг».

Свое решение покинуть Великобританию он назвал вынужденным, а свои инвестиции в эту страну – «колоссальной ошибкой». Что ж, в своем стремлении обрести стабильность, покой и надежное пристанище Фридман связал себя с априори антагонистичным миром. Но опять же – какой мир был для него по-настоящему своим? Вероятно, это было лишь пространство детства, отчего дома во Львове, где маленького Мишу, позднего и долгожданного ребенка, баловали и оберегали. Здесь, в любящей еврейской семье инженеров, работавших в «оборонке» (в 1989-м отец стал лауреатом Госпремии СССР), он рос нежным и впечатлительным, приобщался к музыке и живописи, осваивал фортепиано, изводил бумагу на романтические рисунки…

Окончив в 1986 году Московский институт стали и сплавов, Михаил Маратович последовательно прошел затем все этапы большого пути, ведущего в поднебесье олигархического капитализма. Начинал с перепродажи (по спекулятивной цене) билетов у Большого театра; трудился на подмосковном заводе «Электросталь» инженером-конструктором; организовал кооператив «Курьер» (который специализировался на мытье окон); создал кооператив «Альфа-фото» по продаже компьютеров и оргтехники; на его основе в 1989-м сложилось советско-швейцарское трейдерское СП «Альфа-Эко», ставшее затем головным в консорциуме «Альфа-Групп». Компания занималась торговлей коврами ручной работы, сахаром, чаем и сигаретами, а в 1992 году подключилась к федеральной программе экспорта нефти и нефтепродуктов для госнужд. Двумя годами позже объем экспорта «Альфа-Эко» только по одной этой позиции достигал 10 млн тонн…

Ранее, в 1991-м, Фридман возглавил совет директоров Альфа-банка. А летом 2021 года бизнесмен вошел в составляемый журналом Forbes перечень самых богатых людей планеты, с тогдашним состоянием в $1,3 млрд. Однажды на вопрос, могут ли другие олигархи (в том числе иностранные) сказать про него доброе слово, предприниматель ответил: «Наверное, могли бы. Потому что у них есть позитивный опыт общения со мной. Я им ничего плохого не сделал».

Но в итоге оказалось, что «не делать плохого» и быть «просто бизнесменом» – недостаточно…  

Вопрос стратегического выбора

«Обстоятельства качественно изменились, и остается лишь искренне пожалеть Михаила Фридмана. Конкретная история этого, безусловно, талантливого человека – тема крайне непростая, – говорит ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – Фридман – представитель крупного бизнеса, а тот, независимо от своей воли, всегда находится на стыке огромного количества разнонаправленных интересов. В том числе – политических, на которые он повлиять не может. Интенсивность этих пересечений возрастает по мере количественного роста бизнес-активов и усиления их международной диверсификации, степени присутствия на рынках. Поэтому речь не только о Фридмане».

Сегодня, продолжает собеседник «МК», крупным предпринимателям, в том числе российским (дело не только в персональных санкциях), приходится учитывать все хитросплетения глобального мира, все потенциальные вызовы. От этих раскладов, прежде всего политических, зависят перспективы их капиталов, собственности. Классическое макроэкономическое прогнозирование уже не работает, олигархия как таковая уходит в прошлое, бизнес становится принципиально иным. Этот процесс ускоряется, и очень сложно определить вектор движения и предугадать последствия. Впрочем, в случае с российскими «олигархами» есть свои нюансы. В одночасье вскрылась их уязвимость перед лицом западной цивилизации, на стандарты которой они некогда сделали основную ставку.

«И это, – резюмирует Масленников, – жестокий урок для всех деловых кругов в РФ. Перед ними встает вопрос стратегического выбора, переориентации на дружественные юрисдикции. Если хочешь заниматься бизнесом в глобальном масштабе, добиваться на этом поприще успехов, не стоит намертво связывать себя только с одной стороной света – Евроатлантическим регионом. И речь не столько о текущих геополитических факторах, сколько о вещах вневременных. Разумеется, свои риски (например, вторичных санкций) есть и в странах Большой Азии. Но, по крайней мере, с позиции элементарной личной безопасности и предсказуемости поведения со стороны бизнес-партнеров и властей выбор этот сегодня выглядит явно более перспективным для россиян».

Что касается конкретно Фридмана, то трагизм ситуации для него состоит не только в неприятии внешней средой, западными и прочими элитами. Похоже, с некоторых пор изгоем он стал по отношению к самому себе. Почва ушла из-под ног, жизненные и деловые ориентиры потеряны, но главное – нет былой уверенности вообще ни в чем. Как жить, если в любую секунду, буквально щелчком пальцев, тебя могут лишить денег, ценных бумаг, недвижимости, превратив в пустышку, в вынужденного пресмыкаться перед властями рантье? Да и от тюрьмы он не застрахован – причем нигде.

«Искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок», Михаил Маратович не пойдет. Некуда идти, тупик.

Источник

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.